И снова о кластерах

[S&T RF]

У кластерного движения есть два пути развития: пророссийский, при котором государство будет поддерживать выпуск отечественными производителями дженериков, и прозападный, создающий условия для конкурентной борьбы отечественных компаний с перенесёнными на территорию России иностранными фирмами. Какое направление будет выбрано, пока сказать трудно, равно как и трудно понять, что же заключается в чисто российском понятии «кластер». Однако никто не сомневается, что в ближайшие годы на отечественном фармацевтическом рынке форма кластера станет самым удобным, а может, и единственно возможным вариантом существования.

Пока ещё не всем понятно, что должны представлять собой фармацевтические кластеры, но уже никто не сомневается, что именно эти структуры окажутся в привилегированном положении в ближайшие годы. По замечанию гендиректора ЦМИ «Фармэксперт» Николая Демидова, несмотря на отсутствие чётких правил, по которым должно работать это зарождающееся ядро отечественной фармацевтической промышленности, кластерное движение в стране уже набирает обороты и, предположительно, лет через пять выйдет на полную мощность.

Развитие кластеров, по мнению г-на Демидова, может пойти по одному из двух путей: пророссийскому или прозападному. Первый вариант – дженериковый с «небольшими инновационными вкраплениями». Он предполагает расширение партнёрства с западными программами и государственную поддержку наиболее перспективных российских проектов по производству дженериков. Масштабность и успешность этих проектов, скорее всего, будет определяться очень сильным протекционизмом со стороны государства, что наверняка не встретит понимание у иностранных участников российского фармацевтического рынка.

Прозападный вариант развития событий, который заключается в переносе иностранных фармпроизводств на территорию России, приведёт к тому, что доля выпускаемых западными компаниями на нашей территории препаратов удвоится. При этом вырастет и доля продукции отечественных предприятий, которые потихоньку будут подтягиваться за конкурентами. Если эта схема заработает нормально, то к 2020 году прямой импорт фармпродукции в России составит уже менее 50 процентов от общего объёма рынка лекарственных средств.

Впрочем, какой бы путь ни был выбран, рано или поздно во всей своей красе встанет вопрос юридических возможностей фармацевтического кластера. По мнению генерального директора компании «Биннофарм» Максима Уварова, в границах определения этих возможностей необходимо узаконить отношения бизнеса с наукой, очень похожих сегодня на гражданский брак. «Порой такие связи даже более крепкие, – пояснил г-н Уваров. – Однако если в рамках кластера возникнет необходимость объединить несколько научных организаций, вузов и бизнес-партнёров, то наверняка начнутся проблемы».

По оценке Максима Уварова, сегодня только девять регионов имеют всё необходимое для создания фармацевтических кластеров – хорошие научные и производственные базы, а также губернаторов, готовых поддерживать это движение. И этого, считает эксперт, достаточно, чтобы создать здоровую конкуренцию западным компаниям. Увлекаться игрой в кластеры, создавая неких фармацевтических монстров в каждом посёлке, не стоит. Это приведёт либо к появлению чисто декларативных структур, либо формирований, сражающихся не столько с засильем импорта, сколько между собой.

В то же время даже активные участники набирающего силу кластерного движения порой высказывают сомнения в перспективности затеи в долгосрочном периоде. По прогнозам экспертов в области медицины, через 10-20 лет в здравоохранении произойдут революционные изменения, которые напрямую затронут фарминдустрию. Возможно, объём рынка лекарств в традиционном понимании сократится до минимума. «В этом контексте такой замах на кластеризацию выглядит неверным направлением модернизационной политики государства, – предполагает Николай Демидов. – Может, нашего президента нужно было возить не в Силиконовую долину и демонстрировать ему не iPhone 4G, а другой прибор, чтобы он развернул инновационный корабль в направлении потребностей человека 2020-2030-х годов?»

Теперь это, конечно, вопрос риторический. Выбор в пользу кластеризации государством уже сделан, а значит, иного пути развития у российской фармпромышленности в ближайшие годы нет. Более того, многие действующие компании встанут перед необходимостью каким-то образом вливаться в кластерное движение, потому что по-другому претендовать на новый пирог преференций и льгот станет невозможно, что будет для них чревато потерей конкурентоспособности.