Лекарства должны входить в обязательное медицинское страхование

На протяжении последних пяти лет то Владимир Путин, то Дмитрий Медведев, то Татьяна Голикова обещают «вот-вот» развернуть лекарственное страхование в стране. Теперь, по словам министра Минздравсоцразвития РФ Голиковой, надо ждать до 2014/15 года. Между тем сам термин «лекарственное страхование» демонстрирует полное непонимание ситуации с лекарственным обеспечением.

Лекарства – неотъемлемая часть оказания медицинской помощи. Можно застраховаться на предмет лечения болезней. Но из лечения ведь не выделяют методы диагностики (давайте введем диагностическое страхование) или методы реабилитации (соответственно – реабилитационное страхование). Почему же придумали какое-то отдельное лекарственное страхование?

Формулярный комитет Российской академии медицинских наук уже пять лет говорит о необходимости введения всеобщего лекарственного обеспечения. Все граждане страны должны иметь возможность получить за счет обязательного медицинского страхования (ОМС) основные лекарства. Таких «основных» для старта программы должно быть не более 150 непатентованных наименований (около 500–600 торговых наименований и лекарственных форм). В этот список должны быть отобраны лекарства для амбулаторного применения, имеющие абсолютные доказательства эффективности. И эффект этот должен быть значим: спасать жизнь, существенно ее продлевать.

Препараты, направленные на удовольствие или просто на повышение качества жизни, сюда входить не должны. Cписок должен быть составлен публично, прозрачно, транспарентно. Основной список может быть увеличен списком препаратов-кандидатов, списком лекарств, назначаемых в рамках программ разделения риска.

Добиться такой минимизации очень просто. Сегодня в «Перечне жизненно необходимых лекарств», который утвержден правительством, почти 600 препаратов. Из них 40–50 – пустышки, более сотни – применяемые исключительно в стационаре, огромное число препаратов с аналогичным действием (например, несколько ингибиторов АПФ, назначаемых при гипертонии), эффект которых практически идентичен, цена же различается в десятки раз. Из таких средств надо оставить в списке одно. В итоге быстро сокращающийся список включает около 150 препаратов. Оплату их государство берет на себя.

Хотите другие – покупайте, государство компенсирует часть ваших затрат по референтным ценам. Государство, торгуясь с производителем, устанавливает на каждый препарат цену, по которой оно гарантирует ему оплату. Для этого создается комитет по ценам, работающий, опять же, публично и открыто. Цена согласовывается с производителем, а не диктуется ему, как в последние два года.

Еще один вопрос – оплата услуг аптек и дистрибьюторов. Есть два пути – либо эти услуги оплачивает государство по тарифам, либо, по тарифам же, оплачивает покупатель. Эта плата не может исчисляться как процент от стоимости лекарства – только фиксированная ставка. Например, 20 руб. за рецепт.

Следующий пункт – назначение лекарств. Основные лекарства назначаются только по стандартам или по регламентированным показаниям. Вне этих показаний лекарство покупается. Пример: аспирин для профилактики коронарного тромбоза бесплатен, для лечения ОРЗ – за свои. Взаимодействие врач–пациент–провизор регулируется рецептами. Если пациент хочет чего-то другого – все продается, как и сейчас.

Где деньги? Во-первых, надо вернуть в систему те деньги, которые сегодня раздаются в программе ДЛО/ОНЛС (дополнительного лекарственного обеспечения/обеспечения необходимыми лекарственными средствами), в закупки лекарств. Там суммы не маленькие, учитывая, что около 60% граждан забирают деньгами свое здоровье, а потом требуют лекарств, на которые имеют право как инвалиды (бред – двойная оплата).

Другой источник экономии: если дать нуждающимся лекарства в необходимом им количестве, сразу станет меньше вызовов «скорой» и госпитализаций. Так что не надо новых денег – нужны новые мозги.

И еще. Следует отменить позорный 94-й федеральный закон, определяющий закупки для государственных нужд. Лекарства – нужды больного человека, государство лишь исполнитель для удовлетворения социальной потребности, проводник медицинской помощи. Надо оплачивать только проверенные лекарства с доказанным эффектом, а не дешевые дженерики, даже если они притворяются отечественными. Все сырье делают в Китае, а в Россию идут опивки, смывы с чанов, те отбросы, которые не берут уважающие себя западные компании. Потому многие наши препараты, увы, не работают. И это никого не беспокоит: стратегия «Фармы-2020» предусматривает выпуск не эффективных лекарств, а отечественных. Задача оценки эффективности ни в одном государственном акте не стоит.

И последнее: программа разделения рисков, которая позволяет государству экономить на оплате лекарств. Например, договорились с фирмой о поставке миллиона упаковок по цене 100 руб., но если вышло больше – цена остальных 50 руб. Или препарат, назначаемый курсами, не подействовал на больного – фирма компенсирует затраты на этого пациента. Такие схемы позволяют четко персонифицировать больных, отслеживать их судьбу, контролировать как затраты и эффективность, так и безопасность. Все это работает во многих странах Европы, даже в бывших странах СЭВ. А мы все думаем и обещаем.

[Независимая Газета]