Основные тенденции развития российского фармрынка по итогам 2011 г.

Развитие российского фармацевтического рынка в минувшем году носило достаточно предсказуемый характер, чему во многом способствовала относительно стабильная экономическая ситуация. Миновало рынок и влияние таких внешних факторов, как явные погодные аномалии или резкое ухудшение эпидемиологической ситуации, которые оказали существенное влияние на развитие рынка в 2010 г. Можно было бы даже говорить о некотором «застое», если бы не многочисленные законодательные инициативы, стимулировавшие существенные изменения как в организационной структуре рынка (включая инфраструктуру), так и в качественном развитии.

Одним из явных структурных изменений, которые, отчасти, были простимулированы законотворческой активностью, стало возобновление роста цен на лекарственные средства, которое мы зафиксировали на коммерческом розничном рынке. Инфляционные процессы были характерны как для сегмента препаратов, не относящихся к ЖНВЛП, так и тех лекарств, для которых существует механизм регулирования уровня наценок. Впрочем, во втором случае динамика, безусловно, была существенно скромнее. Вообще коммерческий розничный сектор по итогам минувшего года стал основной движущей силой развития российского фармрынка. При этом одним из факторов роста стало, с одной стороны, повышение цен, а с другой, — переориентация потребительского спроса на приобретение более дорогих ЛС. Обе эти тенденции были характерны для докризисного периода развития российского фармрынка, однако теперь они вызваны принципиально иными механизмами. Так, рост цен на ЛС был во многом связан с увеличением фискальной нагрузки на аптечные учреждения, которые из-за этого столкнулись с существенным снижением уровня прибыли. Этот факт стимулировал и продажу более дорогостоящих ЛС, т.к. размер максимальной маржи от их продажи в денежном выражении оказывается существенно выше. Правда, последнее было бы невозможно в условиях низкой покупательной способности — и здесь, очевидно, существенную роль сыграл реальный рост доходов населения. Таким образом, по итогам 2011 г. коммерческий розничный рынок ЛС покажет рост на уровне порядка 16% и достигнет уровня 15,4 млрд долларов США[1]. Тенденция к росту рынка сохранится и в первой половине 2012 г.; впрочем, скорее всего, темпы роста будут более скромными – в пределах 10%. Пока нет оснований рассчитывать на более существенную динамику: рост доходов населения происходит сравнительно медленно; эпидемиологическая ситуация пока также достаточно стабильна. В долгосрочной перспективе рынку, по всей видимости, потребуются новые драйверы роста; одним из них может стать внедрение механизма лекарственного страхования. Возможность внедрения этого механизма в 2014—2015 гг. анонсировала министр здравоохранения РФ Татьяна Голикова в рамках Гайдаровского форума в январе 2012 г. Подобный механизм не только стимулировал бы рост рынка в денежном выражении, но и помог бы обеспечить решение важных задачи в сфере рациональной фармакотерапии.

Значительные темпы роста демонстрирует по итогам года и госпитальный сектор (4,57 млн долларов) – 14% относительно показателей 2010 г. в денежном выражении. В значительной степени рост этого сектора рынка также связан с государственной активностью, в частности, по итогам минувшего года, – с существенными расходами на программу модернизации здравоохранения, которая предполагает расширение закупок дорогостоящих лекарственных препаратов в таких областях как онкология, кардиология, пульмонология и др. Программа модернизации, стартовавшая в 2011 г., рассчитана на два года. Таким образом, ее реализация будет определять динамику госпитального сектора фармрынка и в 2012 г. При сохранении стабильного уровня доходов российского бюджета можно ожидать даже бóльших темпов роста, чем этот сектор продемонстрировал в минувшем году: порядка 16%.

Макроэкономическая стабильность вообще является краеугольным камнем развития всех секторов российского фармацевтического рынка, особенно связанных с государственным финансированием. Рост расходов на госпитальный сектор должен не только увеличить качество медицинской помощи населению, но и, по всей видимости, привести к структурным изменениям в других секторах рынка, в т.ч. в коммерческой рознице и в секторе льготного лекарственного обеспечения. Связь этих секторов не всегда бывает очевидной, однако для отдельных терапевтических областей она крайне сильна. Так, еще несколько лет назад в структуре коммерческого розничного рынка была очень велика доля госпитальных растворов, которые по своему предназначению мало приспособлены для амбулаторного применения. Очевидно, эта ситуация существовала в т.ч. по причине недостаточного финансирования закупки соответствующих ЛС в госпитальном секторе. В результате врачи рекомендовали пациентам самостоятельно приобретать подобные препараты с последующим их использованием по прямому назначению в условиях стационара. Кстати, доля этой группы продуктов в рознице до сих пор сравнительно велика, хотя и снизилась за минувшие годы довольно существенно. Подобное перетекание денег из одного сегмента в другой можно наблюдать и в сфере льготного лекарственного обеспечения: в частности, известен ряд примеров закупки дорогостоящих ЛС, входящих в программу высокозатратных нозологий («Семь нозологий»), для лечения миелолейкоза (моноклональные антитела) с последующим применением для лечения ювенильного артрита.

Тем не менее, сектор льготного лекарственного обеспечения (ЛЛО) по итогам минувшего года показал наименьшие темпы роста (порядка 5%); его объем составил 2,84 млрд долларов. С одной стороны, это можно связать с продолжающимся оттоком льготников из программы ОНЛС, который, несмотря на принимаемые государством меры, остается весьма значимым фактором снижения объема этого сектора. С другой стороны, сектор ЛЛО испытывает давление с точки зрения импортозамещения: этот процесс наблюдается как в подпрограмме ОНЛС, где доля отечественной продукции по итогам года увеличилась на 2,7%, так и в подпрограмме ВЗН, в которой локальные производители начинают играть все бóльшую роль. В частности, российские производители заметно потеснили в 2011 г. иностранных производителей в таких сегментах как гемофилия, рассеянный склероз и гипофизарный нанизм. Хотя пока доля продукции российского происхождения и в сегменте ОНЛС и в сегменте ВЗН остается довольно низкой –14,7% и 7,5%, соответственно. Впрочем, в ближайшее время можно ожидать появления на рынке препаратов российского происхождения и в других нозологиях, что неизбежно будет оказывать влияние и на структуру рынка, и на темпы роста сектора в целом.

Интересные изменения в секторе ЛЛО могут произойти в результате расширения количества нозологий, лекарственное обеспечение которых в настоящее время финансируется за счет средств федерального бюджета. В частности, в конце прошлого года Минздравсоцразвития наконец-то сделал определенные шаги в отношении улучшения ситуации с обеспечением ЛС пациентов, страдающих т.н. орфанными заболеваниями. Во-первых, в рамках Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации» сформулировано определение термина «орфанное» заболевание. Во-вторых, сформирован перечень таких заболеваний, к которому отнесено около 85 заболеваний. Лечение большинства из них требует применения специфических дорогостоящих ЛС, которые в настоящее время в лучшем случае оплачиваются с помощью благотворительных организаций, в худшем пациенты либо приобретают необходимые препараты за свой счет, либо вообще не получают современной эффективной лекарственной помощи. Но, пока, увы, не известны ни порядок финансирования лечения таких заболеваний, ни объем средств, которые могут быть на это направлены.

В целом по итогам 2012 г. можно прогнозировать динамику роста российского фармацевтического рынка в пределах 10-12%. Это, конечно, ниже, чем в 2011 г., да и в иные времена; однако не следует забывать, что рынок уверенно и существенно перешагнул рубеж в 20 млрд долларов и при этом сохраняет одни из наибольших темпов развития в мире. Ресурсов же как для дальнейшего роста, так и для качественного развития пока более чем достаточно.

[ЦМИ «Фармэксперт»]