Парниковый эффект: Россия и мировой опыт производства лекарств

[Российская Газета]

От качества взаимодействия фармацевтического бизнеса и государства во многом зависят и развитие отечественной промышленности, и перспективы развития науки, и удовлетворение потребностей населения в эффективных и качественных лекарствах.

Бег с барьерами

Если в период становления рынка государство фактически самоустранилось от регулирования отраслевых процессов, то за последние годы его вмешательство в правила игры стало весьма заметным. С одной стороны, участники рынка согласны с необходимостью государственного участия в таком социально значимом процессе, как лекарственное обеспечение населения. С другой стороны, если общение властей с отраслью сводится главным образом к запретительным мерам и увеличению числа административных барьеров, то инвестиционная привлекательность рынка значительно снижается.

В то же время мировой опыт показывает, что политика благоприятствования — в первую очередь, налоговые льготы и привлечение к участию в госпрограммах — способствует как развитию собственного фармпрома, так и приходу в отрасль мировых производителей лекарственных средств. А это, в свою очередь, не только привлекает значительный капитал в экономику страны, но и повышает доступность современных и высококачественных препаратов для ее жителей.

Согласно мировой практике качество взаимодействия фармотрасли и государства характеризуется выверенным балансом запретительных мер и предоставляемых игрокам рынка преференций. Их соотношение определяется концепцией развития отрасли и принципами лекарственного обеспечения населения страны.

— В Индии, Китае, Бразилии правительства поддерживают свой фармпром чаще запретительными пошлинами (иностранным компаниям невыгодно ввозить лекарства, а выгоднее построить завод и торговать на этих территориях), — говорит директор НИИ развития общественного здравоохранения Юрий Крестинский.

В России также наблюдается очевидный перекос в сторону мер запретительных. На сегодняшний день отечественный фармрынок относится к числу наиболее «зарегулированных». Количество административных барьеров, препятствующих его нормальному развитию, поражает воображение даже работающих в России представителей «Большой фармы», имеющих богатый международный опыт. А вот в отношении создания благоприятных условий для фармкомпаний наша страна пока неохотно перенимает мировой опыт. Между тем именно политика благоприятствования в первую очередь стимулирует развитие отрасли и науки и, в конечном счете, способствует удовлетворению потребности населения в наиболее качественных, эффективных и безопасных лекарственных средствах.

— Программы преференций существуют во многих странах, — рассказывает директор по исследованиям и консалтингу ЦМИ «Фармэксперт» Николай Беспалов. — В них входят налоговые послабления, льготное предоставление земельных участков под строительство производств, предоставление льготных кредитов для их организации или модернизации, преференции по госзакупкам, увеличение срока эксклюзивности данных. Участие в госзакупках — это, пожалуй, главный инструмент, с помощью которого государство может стимулировать развитие фармпрома.

Таблетки под заказ

Государственные гарантии рынка сбыта препаратов могут не только обеспечить поддержку отечественного производителя, но и привлечь крупных мировых игроков, заинтересованных в расширении присутствия на территории страны, как это происходит в Китае, Индии, Бразилии. Интересным примером создания благоприятных условий для фармбизнеса служит Сингапур, численность населения которого составляет всего около 5 млн человек. Местные фармкомпании производят объем препаратов, многократно превышающий потребности страны. При этом правительство Сингапура уделяет все больше внимания фармпроизводству, поскольку рассчитывает, что в скором времени фармпрепараты могут стать ключевым элементом торговой политики.

Локальный подъем производства связан с тем, что в Сингапуре для фармкомпаний выделяются земельные участки по льготным тарифам, а дополнительный участок для расширения производства вообще выделяется бесплатно. К тому же эффективность деятельности правительственных чиновников оценивается по увеличению доли компаний в ВВП Сингапура. Вспомогательными инструментами для развития фармрынка в стране могут быть фиксирование цен и объемов госзаказа не на один год, а на более длительный срок. В то же время, по мнению экспертов, прямые финансовые преференции производителям лекарств могут и не привести к желаемому результату.

— В России в течение четырех лет действовала льгота при госзакупках отечественных препаратов в 15% стартовой цены аукциона, — поясняет председатель экспертного совета общественной организации «Деловая Россия», директор исследовательской компании Cegedim Strategic Data Давид Мелик-Гусейнов. — Но производители восприняли ее как должное. Никакого «коэффициента сопротивляемости» отечественные компании с помощью этой преференции не получили. Кроме «тепличных условий», для развития компаний важны минимизация коррупционной и бюрократической составляющих.

Отдельного внимания заслуживает тема государственного возмещения стоимости препаратов. К примеру, прозрачность правил государственного возмещения стоимости лекарств в Германии стимулировала производство не только оригинальных лекарств, но и дженериков. Более того, полное госпокрытие стоимости противозачаточных препаратов для лиц моложе 20 лет привело к росту производства соответствующих средств контрацепции.

Еще одним необходимым элементом для развития фармотрасли является стимулирование научных исследований в области фармации.

— В абсолютном большинстве стран для развития бизнеса нужно создавать «тепличные» условия на отрезке разработки лекарства. Тогда, скажем, освобождение от налогов, снижение стоимости аренды помещений, обеспечение будущего сбыта, поддержка научных кадров производителя способствуют тому, что компания начинает заниматься таким препаратом и доводит его до регистрации, — убежден Давид Мелик-Гусейнов. — К примеру, в США существуют околоправительственные фонды, выделяющие гранты для таких разработок. Затем, получив прибыль, компания может вложить ее в разработку новых молекул.

Семь лет без конкуренции

Особым направлением развития отрасли, требующим государственного участия, является производство орфанных лекарств, предназначенных для лечения редких заболеваний. Поскольку число больных, страдающих этими патологиями, невелико, компаниям без государственных преференций было бы невыгодно вкладывать колоссальные средства в разработку, исследования и производство препаратов данной категории. Поэтому государство предоставляет таким компаниям налоговые льготы, усиленную защиту патентных и маркетинговых прав, оказывает помощь в финансировании программ клинических исследований, а иногда даже создает госпредприятия для участия в исследованиях и разработках.

Согласно закону об орфанных препаратах, принятому в США в 1983 году по инициативе Национального комитета по редким заболеваниям, компании, осуществляющие разработку препаратов для лечения болезней, которыми страдают менее 200 тыс. человек в стране, могут продавать их без конкуренции в течение 7 лет, они получают также налоговые льготы. В ЕС аналогичный закон для «сиротских» лекарств распространяется на разработку и производство препаратов от некоторых тропических заболеваний. Соответствующие преференции фармпроизводителям содержит законодательство Австралии и Японии. Эффект налицо: больные такими заболеваниями, как глиома, кистозный фиброз, фенилкетонурия, хронический миелолейкоз и т.д., наконец получили возможность лечения. В США с января 1983-го по июнь 2004 года в Управление по разработке орфанной продукции было представлено в общей сложности 1129 орфанных препаратов, 249 получили разрешение на продажу.

В ряде стран этот опыт уже применяется. К примеру, в Бразилии, фармрынок которой относится, по классификации IMS Health, к категории развивающихся, с 2003 года реализуются крупные проекты по разработке лекарств на растительной основе для создания патентованных медикаментов на экспорт. В качестве одной из центральных задач политики заявлена разработка собственных патентованных веществ, а также ввод в строй мощностей по производству биоэквивалентных дженериков, соответствующих международным стандартам.

Кроме того, в рамках инициативы Profarma Бразильский банк развития инвестировал в местное фармпроизводство 1,5 млрд долл. Целью инициативы было создание отечественной производственной базы с небольшим числом игроков, способных конкурировать на мировой арене. Все большее число международных компаний используют Бразилию в качестве базы для исследований и разработки инновационных препаратов.

Российский фармрынок также относится к числу быстроразвивающихся. Несмотря на все трудности, с которыми приходится сталкиваться участникам отечественного фармрынка, по мнению экспертов, сохранение потенциала его развития напрямую зависит и от того, в какой мере Россия сумеет воспользоваться мировым опытом.

Догонят и перегонят

Китайский фармрынок обладает высоким потенциалом развития и является одним из наиболее интересных примеров взаимодействия государства и фармбизнеса. Ежегодный прирост фармрынка КНР составляет 18-22%, значительно превышая среднемировой показатель. А в ближайшие годы, по прогнозам аналитиков IMS Health, темп его роста составит 25-27% (более 50 млрд долл. в денежном выражении), что выведет его на 3-е место в мире.

Конечно, столь стремительный рост объясняется в первую очередь такими объективными факторами, как интеграция Китая в мировое экономическое сообщество, рост уровня дохода среднего класса и увеличение спроса на западную медицину. Однако значительную роль в росте китайского фармрынка играет и государственная политика. Во-первых, государство само готово к серьезным вложениям в развитие отрасли, направленным на то, чтобы предприятия КНР добились соответствия международным стандартам качества и вышли на новый уровень экспорта продукции. Так, только на развитие производства активных фармингредиентов, согласно недавним сообщениям, правительство КНР готово выделить около 760 млн долл.

Во-вторых, правительство создает благоприятные условия для предприятий, занятых в фармотрасли. В первую очередь, это облегченный режим получения кредитов и налоговые льготы. Для отрасли НДС составляет лишь 6%, а налог на прибыль 8% по сравнению со стандартными 17 и 15% соответственно. Причем с 2008 года совместные предприятия и иностранные представительства фармкомпаний по ставке собираемого налога приравнены к китайским. Кроме того, сохранились некоторые льготы для компаний, занятых в сфере инновационных фармацевтических разработок. По мнению экспертов, в ближайшие годы не следует ожидать отмены налоговых льгот, поэтому ведущие игроки «Большой фармы» стремятся закрепиться в регионе и локализовать производство на территории Китая.