Все, что декларирует госслужащий, можно проверить

Заместитель директора департамента государственной и гражданской службы Минздравсоцразвития ДМИТРИЙ БАСНАК в интервью обозревателю “Ъ” ИРИНЕ ГРАНИК рассказал о том, что система декларирования доходов уже позволяет выявлять коррупцию.

— С 2008 года по инициативе Дмитрия Медведева формируется законодательная база для выявления коррупционных действий чиновников, в том числе через механизм декларирования их доходов. Впервые доложено о результатах: уволено уже более 3 тыс. человек. Чиновников действительно увольняли за коррупционные деяния?

— По действующему законодательству неисполнение обязанности по представлению соответствующих сведений является основанием для увольнения со службы. Если госслужащий действительно скрывает какие-то активы, счета в банках, имущество, а при выявлении этой информации не может дать пояснения о происхождении денег и имущества, то, по-моему, вопрос о коррупционных деяниях стоит однозначно. При этом президент в своем послании Федеральному собранию 22 декабря 2011 года еще раз обратил внимание на необходимость проведения системной работы по проверке достоверности сведений, декларируемых государственными служащими.

— То есть реально проверить источники доходов, и особенно движение средств, скажем, за несколько лет? Эксперты говорят, что нагрузка на кадровые подразделения ведомств и комиссии по конфликту интересов так резко увеличилась, что чиновники подвергаются риску быть уволенными за ошибки в декларациях.

— Для проведения проверки достоверности и полноты сведений кадровым службам даны полномочия запрашивать информацию у первоисточников, аккумулирующих те или иные сведения. Например, полученные доходы — у ФНС России, имущество — в Росреестре, счета в банках — в кредитных и банковских учреждениях. Имеются полномочия по направлению запросов в органы, осуществляющие оперативно-разыскную деятельность, по розыску имущества, в том числе за рубежом. То есть в принципе все, что декларирует госслужащий, можно проверить и даже выявить то, что он скрывает. Конечно, все новые требования в законодательстве существенно увеличили нагрузку на кадровые службы госорганов. Нужно учитывать, что в 2011–2013 годах идет 20-процентное сокращение количества госслужащих, а новые функции, направленные на противодействие коррупции, были возложены на госорганы без увеличения численности.

— Не секрет, что изменения в законодательстве не всегда сразу эффективно реализуются на практике. Как решается эта проблема?

— Всегда в ходе практики выявляются определенные моменты, которые нужно откорректировать, улучшить для того, чтобы добиться соблюдения законодательства. Кроме того, требуется проводить обучение, давать разъяснения. Мы этим занимаемся. По распоряжению президента организовано обучение госслужащих подразделений по профилактике коррупции. В 2010 году 500 человек, а в 2011-м — уже 1 тыс. прошли повышение квалификации по специальной программе, ориентированной на применение на практике антикоррупционых механизмов. Минздравсоцразвития, как ведомство, отвечающее за организационно-методическую координацию обучения всех гражданских служащих, рекомендовало всем учреждениям, которые занимаются обучением госслужащих, и всем госорганам при формировании заказа на обучение включать в программы антикоррупционную составляющую. Министерство подготовило и пакет методических рекомендаций, которые призваны ориентировать кадровые службы госорганов на единообразное применение антикоррупционного законодательства.

— Как вы считаете, не нужно ли ввести еще и декларацию конфликта интересов. Может быть, это позволит без долгого погружения в счета и активы сразу видеть, где может быть база для коррупции?

— Механизм декларирования конфликта интересов и необходимые инструменты действующим антикоррупционным законодательством предусмотрены в достаточном объеме. Нами также обеспечивается методическое содействие применению данного института в практике работы ведомств. Так, в частности, подготовлен обзор типовых случаев конфликта интересов на государственной службе. По результатам его рассмотрения на заседании президиума совета при президенте по противодействию коррупции он будет доступен для использования как госслужащим, так и госорганам. Этот вопрос должен также быть на «особом счету» у образовательных учреждений, которые занимаются обучением госслужащих.

— Подарки должностным лицам в какой-то мере имеют отношение к теме деклараций. Насколько я знаю, готовятся нормы по ужесточению контроля подарков госслужащим. Речь идет о полном запрете на дарение?

— Работа по введению ограничения на дарение подарков госслужащим продиктована сложившейся практикой и имеющимися у России обязательствами по выполнению рекомендаций GRECO. Мы готовим изменения в пакет нормативно-правовых актов, в том числе Гражданский кодекс. Мы советовались с экспертами и изучили международный опыт. Во многих странах запрета на дарение нет. В большей степени устанавливается не полный запрет на дарение, а запрет на дарение от тех лиц, которым госслужащий может оказать предпочтение или содействие в получении какой-то выгоды. То есть если возникает конфликт интересов. Мы предлагаем реализовать подобную схему. Госслужащий не сможет принимать подарки, в том числе от юридических или физических лиц, в отношении которых он осуществлял и осуществляет функцию госуправления или которым он может оказать содействие в получении преимуществ. Тут, кстати, мы долго думали. По нашему действующему законодательству конфликт интересов отражает личную выгоду самого госслужащего. А часто бывают ситуации, при которых у него личной выгоды нет. Подарок никак не связан с оказанным содействием. То есть может и не быть конфликта интересов, но все равно проблему подарков нужно урегулировать. Также мы предлагаем разрешить чиновнику брать подарки только на официальных мероприятиях и даем разъяснение, что такое эти мероприятия. Если же чиновник хочет оставить себе подарок, то он уведомляет об этом руководителя органа. В противном случае он просто их сдает в орган, и права выкупа у него уже не будет, в отличие от того, как сейчас это предусмотрено.

— Какие новые предложения готовятся по расширению декларируемых сведений, а также по декларированию крупных расходов, о чем президент объявил в послании?

— Декларация, которую мы сейчас имеем, существует в неизменном виде много лет. На основании писем госорганов, обращений граждан назрела необходимость отдельные вещи в справке уточнить. Мы уже обсуждали в администрации президента новую структуру справки и сейчас ее дорабатываем, чтобы появилась возможность отслеживать крупные расходы, в том числе приобретение земли, другой недвижимости, транспортных средств, ценных бумаг. Также в рамках расширения применения информационных технологий в кадровой работе мы рассматриваем вопрос о том, чтобы госслужащие заполняли справки в электронном виде, а кадровые службы могли проверять все это в автоматизированном режиме. Сейчас уже будем апробировать это на своем министерстве и подведомственных службах и будем готовить предложения для распространения этого механизма на другие органы.

[КоммерсантЪ]